Татьяна_Кузнецова (danatapochkina) wrote,
Татьяна_Кузнецова
danatapochkina

Categories:

Про Барби, Музу и Клеопатровну

Жил-был художник один. Не так чтобы буквально художник, а художник слова - писатель и поэт Звездопадов. А художники, как это не покажется странным, тоже кушают, если получается, то три раза в день, а то и все четыре … нет, четыре у них никогда не получается, да и три-то редко. Словом, искусство искусством, а кушать хочется.

И вот отправился наш художник писатель на рынок еды прикупить, идет он рядами и вдруг видит тётка стоит, а рядом с ней Барби в розовом. Тётка эта монотонно так, лениво, осипшим голосом:

- А вот Барби! Кому Барби в розовом?! Недорого отдам! Налетай! Разбирай!

Поглядел Звездопадов: Барби вся в розовом, блондинистые волосы локонами струятся, ноги длиннющие, глазюки голубые большущие, губки пухленькие, похоже, даже и не ботоксные.

Ходил, ходил художник писатель вокруг неё, рассматривал, приценивался, слюни глотал. Тут Барби ему и говорит:

- Слышь, Звездопадов, возьми меня к себе, роман обо мне напишешь.

Почесал он репу, сторговался, взял Барби за руку, повёл домой к себе жить.

День живут, два живут, Барби спит до обеда, до ужина у зеркала крутится, вечером художник писатель усаживает её рядом у письменного стола своего, сам сидит, перо грызёт, ничего придумать не может, как поглядит на неё, одни только розовые кофточки и босоножки на ум приходят. Да, какой уж тут роман, с ней и на миниатюру не наскребёшь, жизнь-то у неё пустая, такая же, как и глаза и голова. На третий день не выдержал, как только она трещать опять принялась, он ей:

- Дура, закрой рот, картошку лучше бы пошла почистила.

- Я не могу, у меня маникюр сломается.

Подумал он, подумал, дал объявление на eBay точка com, и загнал Барби к чёртовой бабушке по сходной цене, ещё и навар поимел.

Долго ли, коротко ли сказка сказывается, да пошёл наш добрый молодец Звездопадов снова на рынок за помидорами. Идёт он рядами и снова видит, тётка стоит, Музой торгует:

- А вот Муза! Кому Муза!? Недорого отдам! Налетай! Разбирай!

Только поглядел на неё Звездопадов, тут же в голове стих сложился, про любовь, естественно. Взял он Музу за руку, повёл домой к себе жить. Дома сняла Муза пыльную гитару со стены и запела ему чУдным голосом: «Гори, гори, моя звезда…». Следующие два романса они исполнили дуэтом. Бросился наш художник писатель к столу, схватился за перо, и принялся строчить. А Муза сидит рядом с сигаретой в полутораметровом мундштуке, дым пускает, и художник писатель погружается в мир нового своего творения.

Новый роман его подходил к завершению, не один десяток перьев был сломан, а Муза всё окрыляла и окрыляла Звездопадова. Когда он устал окрыляться, почувствовал, что кишки вместо головы разговаривают, он и говорит Музе:

- Любимая, сварила бы ты кашку.

- Любимый, музы не работают, музы вдохновляют.

«Едрён батон», - подумал Звездопадов, - «с новым романом, и опять голодный. Да что же это за напасть такая на меня?!» А вслух произнёс:

- Женщина, знай своё место, когда мужчина творит.

Муза задумчиво пыхнула из полутораметрового мундштука, и растаяла в облаке дыма. «Скатертью дорога!» - прокричал ей вслед Звездопадов.

Пришлось самому опять собираться на рынок за картошкой. И вот идёт он снова рядами, и видит, та самая тётка стоит, только на этот раз без всяких там Барби и Муз, стоит молоком торгует. Подошёл художник писатель к тётке, разговорился, на всякий пожарный адресок Музы выведал между делом. А сам тётку разглядывает, и видит, что никакая не тётка она вовсе, молода да справна девка, кровь с молоком, одним словом, и кличут её Агрипиной Клеопатровной. Взял он Агрипину за руку, повёл домой к себе жить.

Живут, не тужат, художник писатель как сыр в масле катается, и прибрано в доме, и еда всегда сготовлена, и футболки его постираны, и кроссовки начищены, и тюбики с пастой закрыты, и носки его убраны. Всё Агрипина успевает, и работать на хлеб зарабатывать, и Звездопадова обихаживать. Одна беда, вдохновение не приходит, да и рукописи его на столе после Агрипиновой уборки вечно все перепутаны. Зато сыт, обут, одет.

Стала Клеопатровна полной хозяйкой в его доме, детишек нарожала десяток, покрикивать на Звездопадова начала: «Денег в дом не приносишь! Ни к чему в жизни не приспособленный!» А то и поколачивать стала, а рука у неё тяжелая, надо сказать. Закручинился художник писатель, вспоминать про Музу стал частенько. Однажды взял, да и пришёл к Музе домой, повинился, встал на колени, молил о прощении. И закрутился у них с Музой новый роман.

А дома десяток ребятишек его ждут, Агрипина то бесится, то плачет. Так и мечется Звездопадов между Музой и домом. И нет ему нигде с той поры покоя.

Вот и сказке конец. Всё закончилось хорошо, все умерли разбежались кто-куда, Агрипина с детьми в деревню уехала, корову завела, курей штук двадцать, поросей штук пять. Муза замуж за иностранного музыканта вышла и укатила за море. А Звездопадов снова обрёл свободу. И зачем он с ней расставался, она ж у него вначале сказки уже была?...:)

60ee9ffa64

Tags: Джанни Родари, Пра любоффь, Сказки
Subscribe

  • Багриновские

    Женой известного физика Сергея Ивановича Вавилова была Ольга Михайловна Вавилова (Багриновская). Если Сергей Иванович личность выдающаяся, учёный с…

  • У древних стен

    Это была совершенно незапланированная прогулка. Просто было в запасе часа полтора, оказалась в это время в этом месте, погода была восхитительной. И…

  • Непознанное и секретное

    «Мозг порождает сознание = «творит миры». Т.В.Черниговская «Мир находится в мозге, а мозг - в мире» Владислав…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments