Татьяна_Кузнецова (danatapochkina) wrote,
Татьяна_Кузнецова
danatapochkina

Categories:

Ленинград

Мне 8 лет. Бабушка отправилась в Ленинград навестить свою сестру Александру Александровну - бабушку Шуру - и на этот раз взяла меня с собой.
Мои воспоминания похожи на стробоскоп, что-то ярко высвечивая, что-то оставляя в темноте, некое полотно из слепящих огней и провалов небытия.

Бабушки-сестры были чем-то похожи друг на друга, но у "ленинградской" бабушки и внешность за годы жизни там стала какой-то очень "ленинградской". Так, по крайней мере, мне всегда казалось.
Бабушка Шура жила на Большой Подъяческой. Я хорошо помню эту улицу, в школьные годы побывала там еще пару раз, а потом бабушки Шуры не стало. Но совершенно не помню в каком именно доме она жила. Много лет спустя я пыталась найти его, однако безуспешно.
Помню, что, будучи уже старшеклассницей, я оставляла обеих бабушек дома и одна целыми днями моталась по городу. Помню, что в парадной была широкая лестница, что, возвращаясь вечером, мне ужасно страшно, просто жутко страшно было подниматься по ней, потому что не горела ни одна лампочка и в доме почему-то было очень тихо. Но в нашей семье нельзя было жаловаться, нельзя было быть трусихой, бояться полагалось молча, так, чтобы об этом никто даже не догадывался, еще лучше жить в образе бесстрашной пионерки, комсомолки, готовой в любую минуту отдать жизнь за торжество идеалов. Я открывала дверь с улицы и меня встречала кромешная тьма. А чуть выше над двором-колодцем в большие окна между этажами светила полная луна, хоть как-то облегчая мне путь, правда, не очень. Я хорошо помню тот леденящий страх и ужас, который приходилось мне преодолевать просто потому, что выбора не было.

Итак, вернусь к тому, с чего начала. Мне 8 лет, первая поездка в Ленинград.
Бабушка Шура жила в коммунальной квартире. Квартира была удивительно тихой. Кроме бабушки, я помню еще двух старушек, кажется, больше жильцов там не было. То есть, старушек я почти не помню, но помню, что они там присутствовали. Бабушкина комната совсем небольшая, окно выходило на улицу, стулья в белых чехлах, на столе белая скатерть, кругом белые кружевные салфеточки, железная кровать, покрытая белым покрывалом с кружевами по краям, с аккуратно сложенными горкой подушками, накрытыми белой кисеей. И, кажется, фикус в кадке на полу, или что-то вроде того.
Утром бабушка Шура спрашивала, что приготовить мне на завтрак, что страшно удивляло меня - у нас так не было принято, что дали, то и ешь. Мне было неловко, и я, ковыряя тапком пол, каждый день просила яичницу с грудинкой, ужасно нравилось, как бабушкина сестра ее готовила.
А еще в Ленинграде меня удивляла исключительно мягкая вода, когда смываешь, смываешь мыло, а оно никак не смывается.
"Девочки" (то бишь, бабушки) занимались своим девичьим, рассказами о своей жизни меня никто не "развлекал", в итоге я немногое знаю о бабушкиной сестре. Знаю, что пережила блокаду, но при мне об этом не говорили. Потом мама рассказывала, что бабушка Шура много времени проводила в монастырях и многому научилась у монашек. Маму восхищало, что та умела готовить майонез, когда все остальные еще слова такого не знали, умела консервировать без специальных крышек, закрывая банки промасленной бумагой и перевязывая их веревочкой, и даже, кажется, умела плести кружева.
Знакомство с городом в моей памяти перемешалось из разных поездок. Однако помню, что знаменитая табличка на Невском "При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна" сразу произвела на меня сильное впечатление, хотя никто из взрослых о войне почти ничего не рассказывал. Может быть, потому, что все старшее поколение, окружавшее меня, так или иначе, взрослыми или детьми, пережили войну и каждый из них нес в себе ее отпечаток. Все это не было такой далекой историей, как теперь.
В тот, первый мой визит, самым ярким впечатлением стал Петергоф. Во дворце почему-то запомнилась большая столовая. Впечатлили ее интерьеры и убранство стола, вероятно, еще и потому, что все это было залито светом из громадных окон. А в парке меня наповал сразили фонтаны. Помню, что я бегала по фонтанам-шутихам до тех пор, пока не вымокла настолько, что вода капала с платья. Бабушка повела меня к морю, помню, что на больших прибрежных камнях сушилось мое платье, а я даже чуть-чуть искупнулась в Балтийском море, конечно же, холодном.
Петергоф так и остался моей любовью на всю жизнь, несмотря на то, что через годы я побывала и в других дворцах, меня поражал своим великолепием Царскосельский дворец, кажется, самый-самый. Посещала и другие, но Петергоф остался в сердце. Туда я возвращалась еще не раз.

Детство, юность, счастье.

Бабушка Шура:

             

         
                     
Tags: Личное, Любовь, Память, Праздник который всегда с тобой, Прошлое, Семья, Счастье, Я
Subscribe

  • 9 мая 2011 года

    Эти фото сделаны ровно 10 лет тому назад. На фото есть брак, но это не самое главное, важней то, что качество с годами все больше уходит на второй…

  • Праздничное

    С праздниками! И не знаешь теперь кого с чем поздравлять, кто про Первомай, кто про Пасху... Большинство за шашлыки. Я в данном случае, как…

  • Напоследок

    DSC03047.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments

  • 9 мая 2011 года

    Эти фото сделаны ровно 10 лет тому назад. На фото есть брак, но это не самое главное, важней то, что качество с годами все больше уходит на второй…

  • Праздничное

    С праздниками! И не знаешь теперь кого с чем поздравлять, кто про Первомай, кто про Пасху... Большинство за шашлыки. Я в данном случае, как…

  • Напоследок

    DSC03047.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU