Татьяна_Кузнецова (danatapochkina) wrote,
Татьяна_Кузнецова
danatapochkina

Categories:

Дворец Разумовского

Очень часто при знакомстве с историей какой-нибудь усадьбы у меня возникает стойкое и горьковатое чувство мимолетности всего сущего, некой неотвратимой цикличности, бесконечного круга из обстоятельств непреодолимой силы, обязательной обреченности. Власть, деньги, собственность, благополучие и даже родня – все дается во временное пользование. В России ничто не вечно,…..    кроме самой России.

Было когда-то в Москве в районе улицы Казакова и прочих близлежащих улиц Горохово поле, и сеяли тут горох для царского стола. Затем, в первой половине 18-ого века эти земли приобретает государственный канцлер Гаврила Иванович Головкин – сподвижник Петра, строит на этих землях усадьбу. Головкины из старинного рода, с царями в родстве.
В 1737 году дом сгорел, отстроили заново.

В декабре 1741 года на престол вступила дочь Петра Елизавета Петровна, Михаила Головкина (сын Г.И.Головкина) обвинили в государственной измене, приговорили к смерти, но помиловали и сослали в Якутию вместе с верной женой (урожденная Ромодановская) – та отказалась отречься от мужа в обмен на положение при дворе. (Жены декабристов не были первыми.) В ссылке спустя 15 лет Головкин умер, жена исхлопотала разрешение привезти его тело в Москву и похоронила в Георгиевском монастыре, где сама окончила свои дни в глубокой старости и в почете.
Вот так, сделав не тот выбор, поставив не на ту лошадку, в одночасье рухнуло все, что накапливали и создавали предки. Кто был всем, тот стал никем.

В том же 1741 году императрица Елизавета конфисковала все владения Головкина. Усадьба его жены была продана знаменитому горнозаводчику Никите Акинфиевичу Демидову, внуку родоначальника династии. Родовую же усадьбу Головкиных на Гороховом поле императрица забрала в казну и в следующем 1742 году подарила ее своему фавориту и, по слухам, тайному супругу  Алексею Григорьевичу Разумовскому.
Разумовский же – «ночной император», - был никем, стал всем.

После смерти А.Г. Разумовского в 1771 году имение перешло к его младшему брату Кириллу. Новый владелец усадьбы был любимцем обеих императриц – Елизаветы Петровны и Екатерины II. А его сын Алексей Кириллович и построил тот самый дворец, который кое-как дополз до нашего времени.


DSC02397.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02388.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02383.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02384.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU

Он же был владельцем и устроителем усадьбы в Горенках.
Непутевые потомки нередко привлекают внимание не меньше, чем их прославленные предки. А то и больше.
Образование получил прекрасное, учился в Германии, Англии, Италии. Через четыре года вернулся в Россию вольтерьянцем, либералом и масоном.

В качестве камер-юнкера служил при дворе Петра III, затем Екатерины II. Будучи признанным щеголем, он тратил огромные деньги на наряды. Однажды, получив счет на 20 тысяч рублей за камзолы и парики, отец попытался отчитать первенца. Но тот гордо заявил: «Вы сын простого казака, а я сын русского фельдмаршала». Смолоду Алексей свысока смотрел на всех смертных, гордясь своим «царским» происхождением (мать его Екатерина Ивановна Разумовская – урожденная Нарышкина).
О нем говорили: «Человек гордыни непомерной…»
Желая образумить Алешку, в 1754 году Кирилл Григорьевич женит его «на первой в тогдашнее время по богатству и знатности русской невесте» Варваре Петровне Шереметевой. 24-летняя красавица-жена принесла мужу 44 тысячи душ крестьян и богатые пензенские вотчины.

А через десять лет брака, практически сразу после рождения младшей дочери, Алексей Разумовский расстался с женой.
«Будь Варвара Петровна великосветской львицей иль рачительной хозяйкой, разделяй она увлечения супруга естественными науками, быть может, они и ужились бы. А она, как на грех, была женщиной простоватой и робкой, беспомощной и нерешительной, суеверной и богобоязненной. Муж, безбожник, мистик и масон, имевший тяжелый характер, суровый и вспыльчивый нрав, отобрал у жены детей «во избежание дурного нравственного влияния».


DSC02391.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02395.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02400.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02402.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02403.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02404.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU

Избавившись от законной супруги, Алексей Кириллович дочерей - семилетнюю Вареньку и двухлетнюю Катюшу – поручил заботам своей сестры графини Прасковьи Гудович. К девятилетнему Петру и четырехлетнему Кириллу приставил иностранцев-гувернеров. А самому «родство с царями» не помешало поселить у себя мещанку Марью Соболевскую и обзавестись десятью внебрачными детьми, деликатно именовавшихся «воспитанниками» (пять сыновей и пять дочерей), получивших фамилию Перовские. Таким образом, он становится будущим прадедом Софьи Перовской. Из этого же рода мать писателя Алексея Константиновича Толстого Анна Перовская, Алексей Перовский (Погорельский), автор сказки «Черная курица, или Подземные жители», и Василий Перовский, один из многочисленных претендентов на прототип Пьера Безухова.
Алексей Кириллович Разумовский до своего отъезда в Горенки успел потрудиться в качестве действительного камергера, тайного советника, сенатора, министра народного просвещения, попечителем Московского университета.
Вместе с М.М. Сперанским участвовал в создании Царскосельского лицея. Находился и в числе тех, кто принимал знаменитый экзамен у юного Пушкина, когда тот публично читал свои стихи.

О его деятельности в Горенках я рассказывала тут.
«Растения он любил больше, чем собственных детей» - так отзывались о Разумовском современники.

Первым графу Алексею Кирилловичу преподнес сюрприз старший сын Петр. Мальчик, воспитанный как француз, бегло говоривший на нескольких иностранных языках, охотно изучавший физику и математику, историю и философию, в 12 лет неожиданно сбежал из дома. Отыскали его в семье разносчика, где он «трудом добывал себе скудное пропитание». Петра примерно наказали, отмыли и водворили в классы. Но спустя короткое время он снова сбежал. На этот раз его нашли в хибарке бедного работяги. Было еще несколько побегов, но все они заканчивались одним и тем же - отловом беглеца и возвращением его в роскошный отцовский дворец.
В 1789 году, по достижении четырнадцати лет, Петр исчез на два года. Алексею Кирилловичу доносили о том, что сына видели на ярмарках в разных городах. Одно время он кочевал с цыганским табором, занимаясь конокрадством, затем связался с шайкой воров.
Алексей Кириллович решительно вычеркнул сына из своей жизни. Но у деда Кирилла Григорьевича болела душа о непутевом внуке. К тому же он считал, что быль молодцу не в укор.
Используя свои связи, дед отыскал внука, и после крупного разговора тот приступил к службе в Измайловском полку. Год Петр тянул военную лямку в Петербурге, а потом сорвался: закутил, стал швырять деньгами, играть в карты. Страсть к игре перешла к нему по наследству от деда, которого называли «ночным картежником и дневным бильярдистом».
Остановить Петра было некому. Отец с ним не общался, а Кирилл Григорьевич, проживавший в Москве, о загулах внука ничего не знал. Задолжав крупную сумму, Петр не стал обращаться за помощью к деду. Предпочел бежать за границу.
В Вене под чужой фамилией он устроился конюхом... к своему родному дядьке - Александру Кирилловичу Разумовскому, российскому посланнику в Австрии. Но долго у родственника он не задержался. Принялся бродяжничать по Европе. Время от времени он принимался за работу - ухаживал за лошадьми, выращивал пшеницу и овощи, а в Париже устроился сторожем в «веселый» (читай - публичный) дом.

В 1795 году Петр, которому надоело скитаться по Европе, вернулся в Россию. Постаревший дед, все еще надеясь, что Петруша образумится, обратился к императрице с просьбой назначить внука к нему в штат генерал-майором. Та издала нужный рескрипт. Но Петр в Москве, где проживал Кирилл Григорьевич, так и не появился.
Поселился он в Бессарабии, где стал предводителем шайки ловких мошенников. Разъезжая по южным ярмаркам, они продавали фальшивые виды на жительство и поддельные ассигнации, проворачивали различные аферы, да так удачно, что в течение пяти лет они действовали совершенно безнаказанно. В 1799 году граф-аферист не веривший ни в Бога, ни в черта, неожиданно подался в религию: связался со старообрядцами, проживавшими на севере. И стал самым ярым поборником самосожжения, проповедуя идею очищения через огонь. Был ли он готов сам сгореть заживо - осталось неизвестным. Власти, обеспокоенные деятельностью самосожженцев, послали в раскольничий скит воинскую команду, которая всех повязала.
Невзирая на заслуги деда, Петра Разумовского сослали на покаяние в Соловецкий монастырь, служивший тюрьмой для еретиков, раскольников, вольнодумцев и разного рода государственных преступников. Здесь Петру довелось испытать и холод и голод. Только в 1806 году – «по принесении полного раскаяния» - Петр Алексеевич вышел на свободу. А чтобы в дальнейшем он дурью не мучился, император отправил его к герцогу Ришелье в Одессу чиновником по особым поручениям. Получив наследство, оставленное ему дедом (тот скончался в 1803 году), Разумовский отбыл на юг.

Какое-то время Пётр Разумовский помогал герцогу Ришелье в закладке Дюковского парка, но более в Одессе для него работы не нашлось.
Тогда, купив на Молдаванке, в районе Водяной балки (оврага), огромный участок земли, Разумовский принялся его благоустраивать. По обе стороны балки возвел дворцы, похожие на итальянские виллы, а склоны превратил в прекрасный парк с перепутанными аллеями, беседками и павильонами. Под дворцами были устроены глубокие подземелья, а из них – несколько подземных ходов. По одному из них можно было пройти из одного дворца в другой; остальные вели в лабиринты заброшенных одесских каменоломен.
Украсив свои дворцы картинами и скульптурами, собрав огромную библиотеку, граф зажил в имении в окружении многочисленной челяди и любовниц, которые его нещадно обворовывали. Общался он только с герцогом Ришелье. А когда тот в 1814 году уехал во Францию, Разумовский прекратил выходить за пределы своей усадьбы, предпочитая общаться с птицами. (В одном из дворцов он приказал сделать две стеклянные стены, за которыми устроили огромные вольеры для экзотических птиц.)
Временами Петр Алексеевич отправлялся жить в дворцовые подземелья. Здесь находилась его любимая комната, убранная с «азиатской» роскошью, куда слугам и любовницам под страхом смерти вход был запрещен. В определенном месте граф оставлял записки для слуг, которые доставляли сюда все потребное. Так он прожил 21 год. Даже для получения наследства, оставленного отцом и матерью, он не счел нужным поехать в Москву.
Два великолепных дворца, забитых ценностями, за гроши отошли заимодавцам.
18 июля 1835 года Петр Кириллович Разумовский отдал Богу душу, выпустив перед смертью на свободу своих любимых птиц.

Но беда не приходит одна.
Младший сын Кирилл долго не доставлял отцу беспокойства. Умный и способный мальчик прилежно изучал науки, не шалил и т.п. Отцу и в голову не могло прийти, что француз-гувернер увлек мальчишку модным в ту пору мистицизмом. Занимаясь столоверчением и вызовом духов по ночам, Кирилл настолько уверовал в существование привидений, что стал их... видеть. Но это было лишь полбеды. Настоящая беда пришла в 1794 году, когда 14-летний камергер Кирилл Разумовский появился при дворе императрицы Екатерины II.
«Тогда между молодыми и зажиточными людьми был в большой моде разврат, и молодой человек, который не мог представить очевидного доказательства своей развращенности, был принимаем дурно или вовсе не принимаем в обществе своих сотоварищей...» - писал историк М.И. Пыляев.
Кирилл, опекаемый французом-гувернером, повел жизнь распутную и развратную. Окружил себя нахлебниками и льстецами, в обществе которых устраивал пьяные оргии. Когда слухи о гомосексуальных наклонностях Кирилла дошли до отца, тот закатил страшный скандал, закончившийся изгнанием красавца-гувернера.
Реакция подростка была жуткой - истерика сменялась слезами, те - небывалой яростью, а потом он замкнулся. Врачи, приглашенные отцом, обнаружили у него первые признаки помешательства. В 1796 году граф Разумовский отправил своего беспутного сына за границу: для лечения или продолжения образования - история умалчивает.

В 1806 году в Россию Кирилл Разумовский возвратился из-за границы.
Отправив сына за границу, Алексей Кириллович более им не интересовался. Тем временем в Германии юный Разумовский попал в цепкие лапы масонов из Ордена иллюминатов, отрицавших существование Бога и мечтавших о свержении европейских монархий революционным путем.
По свидетельству современников, иллюминаты «умели привлекать к себе молодых людей обольщением разврата, а стариков - возбуждением страстей и средствами к их тайному удовлетворению». Декларируя благородные задачи усовершенствования мира на справедливых основаниях, иллюминаты были готовы в своей борьбе использовать любые средства, в том числе и яды. Юного Разумовского стали готовить в отравители. Принимал ли Кирилл участие в каких-то акциях иллюминатов - осталось тайной. Вероятно, в какой-то момент планы иллюминатов переменились, и они решили прибрать к рукам богатства Разумовских, для чего принялись пичкать Кирилла разными снадобьями. Но тот решил проблему по-русски - запил по-черному. Все закончилось белой горячкой, во время которой граф отчаянно буйствовал.
Когда летом 1806 года Кирилл принял решение вернуться на родину, отец приказал ему отправляться на жительство в пензенское имение Ершово, принадлежавшее Варваре Шереметевой. После пересечения границы Кирилл вновь запил. По дороге в Пензу он ежечасно принимал какие-то таблетки, запивая их водкой, отчего совершенно обезумел - разгонял народ на постоялых дворах, ранил трех человек кинжалом (в том числе и своего камердинера), а также пытался застрелить из пистолета ямщика.
Слухи о бесчинствах Разумовского дошли до императора Александра I, и тот приказал взять опасного буяна под стражу. В сентябре Кирилл Разумовский был арестован и препровожден в Шлиссельбургскую крепость. В его аптечке нашли ядов «более чем нужно для отравления целого полка». Врачи признали Разумовского больным. Как опасный умалишенный он был помещен в суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, где он провел долгие 16 лет. По свидетельству очевидцев, в монастыре симпатичный молодой Разумовский вел себя спокойно и даже бренчал на гитаре. Лишь иногда он внезапно впадал в бешенство, обещая всем «задать».

Весной 1822 года в Малороссии, в городе Почепе Алексей Кириллович скончался. Перед смертью он, видимо, простил сына Петра, оставив ему в наследство огромный дворец на Гороховом поле в Москве.


DSC02407.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02408.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02411.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC02414.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU

Петр Алексеевич продал доставшийся ему громадный отцовский дворец на Гороховом поле за гроши на оплату долгов.

После кончины Разумовского опекунам позволили забрать из Спасо-Евфимиева монастыря Кирилла, который к этому времени впал в детство. Поселили его в Харькове, где граф Кирилл прожил семь лет «полным идиотом», там он и скончался.
Печальной была и судьба Варвары Разумовской. «Отдаленная против воли от нежнолюбимых детей, эта бедная, несмотря на свои шестнадцать тысяч душ, женщина окружила себя фаворитками, воспитанницами, калмыками и калмычками, вольноотпущенными обоего пола, бедными дворянками и разного рода приживалками и приживателями. От общества графиня совершенно отказалась и, кроме детей... и самых близких родственников, почти никого не принимала...»
Скончалась Варвара Петровна Разумовская в 1824 году.

А усадьба на Горохом поле пошла по рукам.
В 1828 году усадьбу Разумовского продали за бесценок ради уплаты многочисленных долгов нового хозяина. Она перешла какому-то одесскому купцу, который занимался тем, что продавал бесценные книги, фарфор и прочие коллекции Разумовского в антикварных лавках. Лишь в 1833 году усадьбу Разумовских выкупил Опекунский совет под приют для детей, чьи родители умерли в холерную эпидемию.
Затем там открылось «малолетнее отделение Института обер-офицерских сирот», переименованное в Александринское сиротское малолетнее отделение.
Позже, в 1867 году, там же обосновались фельдшерская школа на 300 питомцев Воспитательного дома и богадельня на 100 престарелых женщин. Также в продолжение десяти лет, с 1876 по 1886, тут находилась учительская семинария, некоторое время отдавали здание внаем.
С 1901 года в здании усадьбы разместилось «убежище государыни императрицы Марии Федоровны для заслуженных воспитательниц учреждений Императрицы Марии».
После революции во дворце Разумовского разместился Институт физической культуры.
С середины 1990-х Госкомитет по спорту стали уплотнять в связи с дальнейшим вселением в здание структур Академии Художеств. В начале 1999 года главное здание усадьбы было передано Российской академии художеств З. К. Церетели. Долго дворец в руках служителя изящных искусств побыть не успел – сгорел. К счастью, не полностью, но пострадал прилично, тем более, что был он деревянным - из дуба, каменным - только цокольный этаж и флигели:


(Фото отсюда)


(Фото отсюда)

Здание было в конце концов восстановлено, с 2008 года в здании усадьбы располагается Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации.


DSC02417.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU



* При написании использованы материалы:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D1%83%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9_%D0%9A%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

http://old.mglin-krai.ru/Imena/RazumovskiiAlekseiK.htm
https://www.liveinternet.ru/users/lena55555/post347868225
http://d1825.ru/viewtopic.php?id=5932
http://moscowsecret.ru/usadba-grafa-razumovskogo
https://deadokey.livejournal.com/91480.html

                          
Tags: Дворец, Культурное наследие, Москва, Памятники истории, Судьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments